• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: камасутра книжника (список заголовков)
17:54 

я даю тебе смысл, и это твоё оружие
А давайте я расскажу вам про то, как прекрасна «Как закалялась сталь»! :heart:

Я не ожидала от этой книжки многого - мне казалось, это будет нечто среднее между скучноватой пионерской агиткой и героико-революционной романтикой в стиле «Овода», нечто заведомо рассчитанное на детей и поэтому использующее яркие сильные раздражители для воздействия на самые очевидные рецепторы.
Как грицца, я никогда так не ошибался.

Книга живая, умная, искренняя, совершенно не пафосная, очень трогательная. Она отлично сделана именно в литературном плане: от слога до манеры построения сюжета; там есть частушки времён Гражданской, и всякие просторечные выражения, вроде покорившего моё сердце «не заваривай бузу», и специфика лексики старых рабочих, всю жизнь проведших в связке со своей промышленной отраслью («Двигай, Сережа, раз уже на подъеме, тормозить не стану», - говорит сыну-красноармейцу старый железнодорожник, и блин, это же метафора!). И троцкистская оппозиция у него разговаривает именно так, как и сейчас разговаривает оппозиция, со всеми этими либерально-интеллигентскими оборотами!.. «Писать так, как люди говорят - в этом и фокус» - я абсолютный фанат именно живой прямой речи в художественном тексте, удачная стилизация характерных речевых особенностей персонажей - верный способ заиметь меня себе в фан-клуб, и у Островского получилось.

При этом у него потрясающее сочетание ясной идеологической позиции, без заигрывания с релятивизмом, и отсутствия идеологического морализаторства - Островский не чернит оппонентов, он просто даёт картину. Отрицательные герои, по сути, даже не совершают никаких злодейств, словно они не в силах как-то реально повлиять на происходящее: никаких тебе коварных демонов Зла, обычная пожизневая сволочь - немножко приспособленцы, немножко подлецы, просто ненадёжные люди. «Ради вас, гражданочка, я бы и ржавого гвоздя не забил» - они не угроза, они даже не отвратительны, просто такие своего рода земноводные: ступень эволюции, которую перешагнули и пошли дальше - ну ещё немножко противные, потому что скользкие и квакают, но не ненавидеть же их за это. Отношение ко всякой шушере - «он человек в нашей партии случайный»; и всё, дескать, засохнет - само отвалится, стоит ради этого бузу заваривать. Такое хорошее спокойное светлое чувство собственной правоты, не нуждающееся в моральном самоутверждении на фоне кого-то.

И мне очень нравится Корчагин; причём он мне сильно кого-то напоминает, хотя я не могу понять, кого именно - вот особенно в последних главах, когда он уже повзрослел. Его манера держаться, разговаривать, какие-то фразочки, стиль юмора - я определённо уже встречала таких людей. Мне нравится, что он не статичен, как это обычно бывает у романтических героев, он учится, эволюционирует, пересматривает свои взгляды, находит в себе силы для самокритики - это чёрт побери прекрасно.
И полемика с «Оводом»! Это не героико-революционная романтика, это именно что рассказ о том, как от героико-революционной романтики придти к жизненности - причём «жизненность» обходится без чернухи и нагнетания. Ох уж этот социалистический реализм.♥

Короче, отличная книжка про хороших людей, и оставляет правильное послевкусие.
Надо будет посмотреть экранизацию с Лановым.

@темы: 30 секунд до Маркса, камасутра книжника

23:32 

я даю тебе смысл, и это твоё оружие
Читаю «Воспоминания о деле Веры Засулич» А.Ф.Кони - потому что на Букмейте не так уж много бесплатных книг, а я как раз чувствую острую недостаточность нон-фикшена в своей жизни и старательно собираю в книжный список научпоп, мемуары, письма-эссе-и так далее, и вообще - заря русской революции! Как такое не пощупать?

Я бы сказала, что «Воспоминания» написаны в жанре «юридического детектива» - не знаю, существует ли такой жанр, правда, но я ратую за его изобретение - когда главную интригу произведения составляет не личность убийцы, а формат приговора. Засулич стреляла и была оправдана; но как велось дело? как формулировалось обвинение? как доказывались смягчающие обстоятельства? какое воздействие пытались оказать на председателя суда? какие были вокруг настроения в обществе и как они влияли на присяжных?
Текст написан не без художественности, с трогательными приметами эпохи - все эти беспрестанные галлицизмы и латинизмы в речи - и, лично на мой вкус, очень легко читается. Хотя я вообще воспринимаю прозу XIX - начала XX вв. намного естественнее, чем, не знаю, попытки Честертона в сюрреализм (я с редким уважением отношусь к Честертону, но «Человек, который был Четвергом» был весьма специфичен и, скажем так, идеологически смутен. Сумеречен. Но это отдельный разговор).

Что касается самого Кони, то не могу сказать, что его фигура мне приятна. В отдельных местах он производит впечатления человека умного и доброго (по отдельности, что важно), с его доводами, например, в пользу недопустимости телесных наказаний я яростно согласна, но в целом - меня не отпускало ощущение, что он вот именно что либеральничает, причем самым неприятным образом. И я не могла понять, что в нём не так, пока дело не дошло до последствий оправдательного приговора.
Кони все время пытается постоять в белом пальто на фоне других. Когда консерваторы попытались его нагнуть за оправдательный вердикт присяжных - он, до этого расписывающийся в сознании грядущих от этого оправдания проблем и вообще ратовавший за признание вины в нанесении тяжелой раны с учётом смягчающих обстоятельств, встал в позу и принялся ссылаться на законность проведённой процедуры. То есть, как бы, присяжные не очень правы, но консерваторы настолько неправы, что вообще совсем!
Студенты-пропагандисты у него - горячая молодёжь, к чьим исканиям справедливости нужно быть снисходительным; сановники - любители поговорить о конституции за обедом, ни на что серьёзное не способны; ретрограды - консервируют общество, хотя, конечно, среди них есть люди не без достоинств. Ваше превосходительство, может, того-этого, уже либо крестик, либо трусы, а? Я способна принимать в человеке неготовность к радикальности (сама такая, пожалуй), но остро не терплю иезуитства. Если человек хочет считаться прогрессором, ему надо бы предложить миру что-нибудь кроме собственной высокодуховности.
На фоне Кони «злодейский злей» Трепов с его немудрёной философией «я солдат, мне сказали - я сделал» вызывал у меня прямо-таки горячее сочувствие: я вообще как-то люблю этот тип служак, которые в первую очередь хранят верность присяге, даже если дали слово не самым лучшим людям (да-да, привет, Четверг) или просто защищают уже непопулярные в обществе взгляды. (Угу, ОМОНовцы тоже считаются).

И - милосердие не превыше справедливости. Может быть - лучше её, но не превыше; милосердие не должно быть законом - просто потому, что это против его природы. Никого нельзя обязать быть милосердным; суть милосердия - быть исключением из логики (логика - это "око за око, зуб за зуб"). Когда Кони в своих выкладках начинает спекулировать «нравственностью», делая вид, что все «приличные люди» и «лучшие, образованные части общества» понимают под этим одно и то же - мне хочется надеть ему горшок на голову.
Про то, что свобода должна быть поводом и возможностью проявить свою силу (ум, талант, etc), а не сделать себе послабление, я уже даже не говорю.

@темы: камасутра книжника, 30 секунд до Маркса

00:14 

я даю тебе смысл, и это твоё оружие
Внезапно на меня вынесло пьесу некоего Зиновия Сагалова «Любовные игры Сары и Элеоноры», про Сару Бернар и Элеонору Дузе - и нет, на самом деле там нет любовных игр между Сарой и Элеонорой, и они, как по мне, даже не слишком химичат, хотя намёк был - но не суть, сама манера, стиль текста мне категорически зашёл! Странное чувство, что это я могла его написать, но написал почему-то Зиновий - кажется, первый такой текст на моей памяти вообще.

Сара - шедевральна, причём именно как театральная роль. Я бы хотела её сыграть, если бы была актрисой: она вздорная, несносная, выебывающаяся, великодушная и несгибаемая; можно было бы ходить по сцене с сильно подведёнными глазами, класть на стол ноги в ботинках стиля 1900-х годов, курить папиросы, звать своего импресарио - с еврейским акцентом - «Жозя»: я представляю жестикуляцию, дикцию, даже шуточки, которые можно было бы сымпровизировать.

Если бы я была режиссёром, я бы непременно извернулась и сделала постановку, в которой Сара и Элеонора были бы одной женщиной. (Они появляются вместе в двух, кажется, сценах, можно было бы найти дублёршу). Их разбивает измена Габриэле д'Аннунцио - потому что по сценарию у него интрижка с обеими, но они по-разному справляются с разрывом - и в конце, найдя исцеление от разбитого сердца - любовь к театру - Сара уходит, оставляя подмостки Элеоноре.
О, и ещё Сара бы, озвучивая прямую речь - на протяжении сценария она несколько раз пересказывает Жозефу чужие разговоры - меняла бы голос и лицо, пародируя высказывающихся. Вообще она бы всё время ломалась и пародировала, так, чтобы казалось, что она всё время всё выдумывает, ни к чему не относится серьёзно: ни к своим любовникам, ни к своему патриотизму - и неясно, выносили ли её из Оперы с французским флагом в руках во время Первой мировой или нет, и что скорее нет. Но когда она бы говорила о своём протезе - сквозь вечный гротеск прорвалась бы искренность, и стало бы похоже, что она всё время просто пряталась за шутками-прибаутками; ну, you know.
А Элеонора разговаривала бы таким сладким голоском, как святоша, и возвысить голос, заговорить с чистой искренней страстью - пусть даже страстью-ненавистью к д'Аннунцио - она могла бы только словами роли: поэтому, узнав об измене, она разыгрывает с Жозефом сцену из «Антония и Клеопатры» - ей не хватает собственного эмоционального ресурса, эмоционального интеллекта. Это могла бы быть и одна из причин, почему потребовалось появиться «Саре». (У Сары-то с эмоциональным интеллектом всё ого-го).

В общем, я упоролась :-D
И Сара - Гамлет, а Элеонора - Достоевский, ибо вайнот.

Реально же свет и тень друг друга.

@темы: театр и вешалки, камасутра книжника

13:53 

я даю тебе смысл, и это твоё оружие
На Вандерзине есть единственная читаемая мною рубрика «Книжная полка», где всякие клёвые женщины рассказывают о своей культуре чтения и своих любимых книгах. Перетаскиваю сюда пару запримеченных для себя, дабы не потерялись.

Мария Виролайнен, «Речь и молчание. Сюжеты и мифы русской словесности»
Сильвия Плат, «Под стеклянным колпаком»
Иван Ефремов, «Дорога ветров»
Samuel Pepys, «The Diary»
Монтгомери Отуотер, «Охотники за лавинами»
Jerry Brotton. «A History of the World in 12 Maps»
Переписка А. С. Пушкина с П. А. Вяземским
Джонатан Свифт, «Путешествия Гулливера»
Эрнест Хемингуэй, «Праздник, который всегда с тобой»
Леонардо да Винчи, «Суждения о науке и искусстве»
Марко Поло, «Книга о разнообразии мира»
Поль де Крюи, «Охотники за микробами»
Пётр Кропоткин, «Записки революционера»
Алексей Иванов, «Тобол. Много званых»
Алексей Толстой, «Гиперболоид инженера Гарина»
Анна Франк, «Убежище» (Мария Рольникайте, «Я должна рассказать»)
Джорджо Вазари, «Жизнеописания прославленных живописцев»
Марк Твен, «Личные воспоминания о Жанне д’Арк сьера Луи де Конта, её пажа и секретаря»
Туве Янссон, «Дочь скульптора»
Лидия Гинзбург, «Человек за письменным столом»
Михаил Гаспаров, «Записки и выписки»

И ещё по мелочи.

Надо будет сделать потом ещё список своих книжек, которые лежат у меня в закромах и теряются из виду, а прочитать ннада.

@темы: камасутра книжника

02:39 

я даю тебе смысл, и это твоё оружие
Хочу поделиться с кем-нибудь, что читаю "Арену" Никки Каллен, и у этого очень долгая предыстория в житие моем, и мне нравится, несмотря на некоторые идейно-личностные занозы; дочитаю - сваяю про неё пост, наверное. И про "Зорро" альендевского заодно - спасибо, Эффре! :3

Как хорошо, что в мире существуют Букмейт и Рождество.

@темы: камасутра книжника

05:03 

я даю тебе смысл, и это твоё оружие
Мы с Дарьей Эдуардовной по очереди заценили «Обыкновенную историю» Гончарова, остались в совершенном восторге. "Так жалко, что я не читала её в школе, чтобы иметь возможность сравнить теперь впечатления", - пишу ей смс из электрички, - "Адуев-старший кажется таким адекватным человеком!". Приходит в ответ: "Я О ТОМ ЖЕ САМОМ ДУМАЛА, КОГДА ЧИТАЛА!". :-D
Я люблю прозу XIX века, она уютная, как толстое пальто, в которое залезаешь при осенних холодах; и феерически актуальная, чесслово - те же поиски, те же вопросы, те же "не хочу быть офисным планктоном, как эти чиновники в присутствии, бумажки перекладывать - хочу быть нитаким как все и творить!"... Те же люди. У Гончарова при этом ещё и очаровательный юмор - во всяком случае, мы хохотали, как над "Элизабеттауном" в своё время. Надо будет сделать выписку цитат - и ради сравнительного анализа, и ради хохмочек; оно явно того стоит.
Постановка "Современника" 1970го года мне при этом не понравилась - в книге идиотом с премерзким характером выглядит скорее Адуев-младший, и его глупая нежизнеспособная романтическая болтовня, трогательная, но пустая, явно высмеивается; спектакль же, словно не извлекая уроков из собственно текста, предаётся сентиментальному умилению перед юношескими порывами - очччень в духе советских семидесятых. «Мы перестали лазить в окна к любимым женщинам!..». В результате история уплощается, смазывается, выводит более однозначную мораль, что здорово портит прелесть первоисточника.
Вот теперь мучаюсь от любопытства, думала бы я так же в свои шестнадцать или Москва напылила на меня цинизма?

***
Параллельно, пытаясь не заснуть над заданиями к завтрашним парам, посмотрела "Девушку из Дании". Ну... первую половину фильма я нещадно хихикала, комментируя происходящее Дарье Эдуардовне из-за ноубука: "Интересно, когда муж соглашается для тебя померить чулки - это хороший мужик-надо-брать, или лучше наоборот?"; "Этот неловкий момент, когда ты хочешь заняться с мужем сексом, а он в твоём белье"; "Этот неловкий момент, когда ты застаёшь своего мужа целующимся с другим мужиком - вроде как бы надо ревновать, а вроде как бы нетипичная ситуация для семейной ссоры"; "У-у, а вот это я не буду комментировать..."; "Ок, ладно целующимся, но когда твой муж тайком бегает на свидания к другому мужику...". Дарья Эдуардовна изображала священный ужас. "Блин, такое смешное кино, а они играют с такими серьёзными лицами!..".
На самом деле история Лили практически не произвела на меня впечатления по сравнению с историей Герды. День за днём наблюдать, как твой любимый человек растворяется у тебя на глазах - и не умирает, нет: вот его руки, плечи, бёдра - а человек уже другой. Не твой муж. Какая-то женщина. Сколько нужно на это сил, любви и принятия... Честно говоря, я даже сомневаюсь, что реальная история реальной Герды была именно такой - но в фильме хорошо получилось. В остальном он, конечно, сделан с расчётом на - и при этом не обладает какими-то особенными достоинствами в плане художественной выразительности или смелости высказывания: красивой антуражной съёмки с обнажёнкой сейчас хоть жопой жуй, а сюжетная линия движется по всем канонам "истории о ком-то-не-таком-как-все", можно одним ухом слушать. Нуээ, ребят...

***
Я всё ещё не сплю, ура, но скоро повешусь такими темпами. Организм, ты жаворонок, ты жаворонок! *нейролингвистически программирует*

@темы: камасутра книжника, искусство в эпоху технической воспроизводимости

о грехе и о гидравлике

главная