Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: 30 секунд до маркса (список заголовков)
17:54 

Be brave. If you're not, pretend to be. No one can tell the difference.
А давайте я расскажу вам про то, как прекрасна «Как закалялась сталь»! :heart:

Я не ожидала от этой книжки многого - мне казалось, это будет нечто среднее между скучноватой пионерской агиткой и героико-революционной романтикой в стиле «Овода», нечто заведомо рассчитанное на детей и поэтому использующее яркие сильные раздражители для воздействия на самые очевидные рецепторы.
Как грицца, я никогда так не ошибался.

Книга живая, умная, искренняя, совершенно не пафосная, очень трогательная. Она отлично сделана именно в литературном плане: от слога до манеры построения сюжета; там есть частушки времён Гражданской, и всякие просторечные выражения, вроде покорившего моё сердце «не заваривай бузу», и специфика лексики старых рабочих, всю жизнь проведших в связке со своей промышленной отраслью («Двигай, Сережа, раз уже на подъеме, тормозить не стану», - говорит сыну-красноармейцу старый железнодорожник, и блин, это же метафора!). И троцкистская оппозиция у него разговаривает именно так, как и сейчас разговаривает оппозиция, со всеми этими либерально-интеллигентскими оборотами!.. «Писать так, как люди говорят - в этом и фокус» - я абсолютный фанат именно живой прямой речи в художественном тексте, удачная стилизация характерных речевых особенностей персонажей - верный способ заиметь меня себе в фан-клуб, и у Островского получилось.

При этом у него потрясающее сочетание ясной идеологической позиции, без заигрывания с релятивизмом, и отсутствия идеологического морализаторства - Островский не чернит оппонентов, он просто даёт картину. Отрицательные герои, по сути, даже не совершают никаких злодейств, словно они не в силах как-то реально повлиять на происходящее: никаких тебе коварных демонов Зла, обычная пожизневая сволочь - немножко приспособленцы, немножко подлецы, просто ненадёжные люди. «Ради вас, гражданочка, я бы и ржавого гвоздя не забил» - они не угроза, они даже не отвратительны, просто такие своего рода земноводные: ступень эволюции, которую перешагнули и пошли дальше - ну ещё немножко противные, потому что скользкие и квакают, но не ненавидеть же их за это. Отношение ко всякой шушере - «он человек в нашей партии случайный»; и всё, дескать, засохнет - само отвалится, стоит ради этого бузу заваривать. Такое хорошее спокойное светлое чувство собственной правоты, не нуждающееся в моральном самоутверждении на фоне кого-то.

И мне очень нравится Корчагин; причём он мне сильно кого-то напоминает, хотя я не могу понять, кого именно - вот особенно в последних главах, когда он уже повзрослел. Его манера держаться, разговаривать, какие-то фразочки, стиль юмора - я определённо уже встречала таких людей. Мне нравится, что он не статичен, как это обычно бывает у романтических героев, он учится, эволюционирует, пересматривает свои взгляды, находит в себе силы для самокритики - это чёрт побери прекрасно.
И полемика с «Оводом»! Это не героико-революционная романтика, это именно что рассказ о том, как от героико-революционной романтики придти к жизненности - причём «жизненность» обходится без чернухи и нагнетания. Ох уж этот социалистический реализм.♥

Короче, отличная книжка про хороших людей, и оставляет правильное послевкусие.
Надо будет посмотреть экранизацию с Лановым.

@темы: 30 секунд до Маркса, камасутра книжника

23:32 

Be brave. If you're not, pretend to be. No one can tell the difference.
Читаю «Воспоминания о деле Веры Засулич» А.Ф.Кони - потому что на Букмейте не так уж много бесплатных книг, а я как раз чувствую острую недостаточность нон-фикшена в своей жизни и старательно собираю в книжный список научпоп, мемуары, письма-эссе-и так далее, и вообще - заря русской революции! Как такое не пощупать?

Я бы сказала, что «Воспоминания» написаны в жанре «юридического детектива» - не знаю, существует ли такой жанр, правда, но я ратую за его изобретение - когда главную интригу произведения составляет не личность убийцы, а формат приговора. Засулич стреляла и была оправдана; но как велось дело? как формулировалось обвинение? как доказывались смягчающие обстоятельства? какое воздействие пытались оказать на председателя суда? какие были вокруг настроения в обществе и как они влияли на присяжных?
Текст написан не без художественности, с трогательными приметами эпохи - все эти беспрестанные галлицизмы и латинизмы в речи - и, лично на мой вкус, очень легко читается. Хотя я вообще воспринимаю прозу XIX - начала XX вв. намного естественнее, чем, не знаю, попытки Честертона в сюрреализм (я с редким уважением отношусь к Честертону, но «Человек, который был Четвергом» был весьма специфичен и, скажем так, идеологически смутен. Сумеречен. Но это отдельный разговор).

Что касается самого Кони, то не могу сказать, что его фигура мне приятна. В отдельных местах он производит впечатления человека умного и доброго (по отдельности, что важно), с его доводами, например, в пользу недопустимости телесных наказаний я яростно согласна, но в целом - меня не отпускало ощущение, что он вот именно что либеральничает, причем самым неприятным образом. И я не могла понять, что в нём не так, пока дело не дошло до последствий оправдательного приговора.
Кони все время пытается постоять в белом пальто на фоне других. Когда консерваторы попытались его нагнуть за оправдательный вердикт присяжных - он, до этого расписывающийся в сознании грядущих от этого оправдания проблем и вообще ратовавший за признание вины в нанесении тяжелой раны с учётом смягчающих обстоятельств, встал в позу и принялся ссылаться на законность проведённой процедуры. То есть, как бы, присяжные не очень правы, но консерваторы настолько неправы, что вообще совсем!
Студенты-пропагандисты у него - горячая молодёжь, к чьим исканиям справедливости нужно быть снисходительным; сановники - любители поговорить о конституции за обедом, ни на что серьёзное не способны; ретрограды - консервируют общество, хотя, конечно, среди них есть люди не без достоинств. Ваше превосходительство, может, того-этого, уже либо крестик, либо трусы, а? Я способна принимать в человеке неготовность к радикальности (сама такая, пожалуй), но остро не терплю иезуитства. Если человек хочет считаться прогрессором, ему надо бы предложить миру что-нибудь кроме собственной высокодуховности.
На фоне Кони «злодейский злей» Трепов с его немудрёной философией «я солдат, мне сказали - я сделал» вызывал у меня прямо-таки горячее сочувствие: я вообще как-то люблю этот тип служак, которые в первую очередь хранят верность присяге, даже если дали слово не самым лучшим людям (да-да, привет, Четверг) или просто защищают уже непопулярные в обществе взгляды. (Угу, ОМОНовцы тоже считаются).

И - милосердие не превыше справедливости. Может быть - лучше её, но не превыше; милосердие не должно быть законом - просто потому, что это против его природы. Никого нельзя обязать быть милосердным; суть милосердия - быть исключением из логики (логика - это "око за око, зуб за зуб"). Когда Кони в своих выкладках начинает спекулировать «нравственностью», делая вид, что все «приличные люди» и «лучшие, образованные части общества» понимают под этим одно и то же - мне хочется надеть ему горшок на голову.
Про то, что свобода должна быть поводом и возможностью проявить свою силу (ум, талант, etc), а не сделать себе послабление, я уже даже не говорю.

@темы: камасутра книжника, 30 секунд до Маркса

о грехе и о гидравлике

главная